Зал общения   »   Бальный Зал   »   Зимний бал 2017
RSS

Зимний бал 2017

По окончанию 22-го осеннего семестра

Текущий рейтинг темы: Нет
Выводить сообщения

  Вперед>>Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 * 11
Хранители: Master, Метелона Листен
Печать
 
Сернея Милавская
Студент университета
Ф-т Сайрес
Сернея Милавская
Откуда: Москва, Россия
Всего сообщений: 34
Ссылка


Дата регистрации на форуме:
3 июня 2017
-Серсея, вы блистательны и быстры,
успешны, как аргентум и коньки,
Я ради вас готов пойти в министры
Влюбиться, выпить чаю, снять очки!

И выпил-таки чаю! Сернея не сдержала улыбку, хотя она не особо и пыталась.
-Нет, не надо в министры. Министры - это такие скучные занудные дяди, которые своей склонностью к плетению интриг и хищническим отношением к государственной казне больше напоминают пауков. Тебе не пойдет, - полушутливо-полусерьезно сказала она, вспомнив реальных представителей этой "профессии".
Объявление белого танца застало врасплох. В прошлый раз такого не было.
Сернея пригласила губу в нерешительности. С одной стороны, ей не хотелось обижать милого и обаятельного Радика, а с другой - она же для Яна подарок приготовила, а нормально поговорить с ним за все это время так и не удалось!
Однако Радик обидится - он уже близок к тому, чтобы действительно в нее влюбиться. Да и непорядочно это - вечер она, вроде как, обещала ему!
"Надо было раньше дарить! А не стоять в сторонке, надеясь, что у тебя достаточно времени на это! - укорила себя девушка и приняла наконец решение:- Ладно, потом, после бала отловлю и вручу!"
-Разреши пригласить на танец, - присела в реверансе она перед Радиком. И, встряхнув непутевой своей головой, чтобы выбросить из нее весь сор напрасных переживаний, по-настоящему искренне улыбнулась парню.

---
Ну и что здесь происходит?
Авест
Обитатель
Дракон
Авест
Всего сообщений: 133
Ссылка


Дата регистрации на форуме:
10 мая 2014
Комплимент, вязанный с предметом? Немного растерянно подумал Авест, услышав суть задания. Нет, что такое комплименты он, конечно, знал. Приятные слова драконицам нравятся не меньше, чем человеческим девушкам, но как связать Юми и напиток... Остальные же судя по всему особых затруднений не испытывали, один парень даже стих сочинил.
- Юми, ты так же стройна и прекрасна как этот хрустальный бокал, - мимолетно порадовался, что взял узкий бокал на тонкой ножке, - как этот напиток раскрывает свою суть и вкус с каждым глотком, так и ты с каждым словом и жестом раскрываешься с новой стороны, красивая девушка и в то же время смелая воительница, но это только облик, скрывающий истинную сущность дракона...
Улыбнувшись девушке-дракону, подошел к Аэлле и ее волшебным кулонам. Чтобы дракон, да прошел мимо чего-то красивого и волшебного. Да никогда!
- Аэлле, ты и правда замечательная мастерица, твои кулоны восхитительны.
Взял темно-синюю подвеску-шарик и повесил на шею под рубашку, на грани чувствительности ощущая легкую магию этой вещицы.
Следующим танцем был белый танец, где инициатива отдавалась девушкам и дракон немного отошел в сторону, чтобы не мешать танцующим, пригласят так пригласят, нет - посмотрит со стороны.
Томас Мортемер
Студент университета
Префект Магнуса
Томас Мортемер
Всего сообщений: 104
Ссылка


Дата регистрации на форуме:
4 фев. 2017
- Конечно, иди… наглядно демонстрировать свою нечуткость.

Это был удар в спину.
Не буквальный, и не тот, что пропитан злобой подлого предательства, но… удар. Колкий и весьма ощутимый, адресованный точно в незащищённую спину уже уходящего парня.

Воткнувшаяся куда-то под лопатку шпилька мисс Метелоны заставила Томаса, не успевшего сделать и пяти шагов прочь, замереть. Ещё непройденных ползала лежало между ним и девушкой, которая так неожиданно тронула в его душе какие-то потайные, самому ему неведанные струны; и столько же лиц вставало между ними стеной, сквозь которую глядишь, как сквозь покрытый рябью туман – также едва различая общие черты и совершенно не улавливая детали.
Люди. Сколько людей вообще собралось в этом зале праздновать торжество жизни? С некоторыми он был лишь едва знаком, с некоторыми уже успел заделаться чуть ли не кровными врагами, а кого-то он видел впервые в жизни…

Люди, люди, люди, многообразие живых и трепетных душ, каждая из которых – это особенная судьба, полная как взлётов, так и падений.
…но лишь одна из них влекла его за собой, удерживая взгляд, в котором таяли льды внутренней непримиримой зимы. Лишь один человек здесь казался не просто хорошим знакомым, чуть ли не единственным на весь зал, кто действительно был на его стороне.

Когда они встретились…? Месяца три назад? А вот, нет-нет, да ловил себя Томас на мысли, что знакомы они намного дольше. Будто не месяцы, а целые годы, за которые миллионы звёзд успели сойти на нет. Это было очень странное, в чём-то даже дикое чувство, но, как показывала практика, предчувствия юношу обманывали редко. И даже самые сумасшедшие из них в итоге находили своё материальное отражение в его жизни. Теперь ему было интересно, чем же сейчас обернётся для него этот неясный шёпот шестого чувства?

Чуткий… было бы хорошо, будь это правдой. Сколько раз уже ему приходилось винить себя за излишнюю холодность, видит Бог, как в этот раз он боялся оплошать. Перед взором сами собой встали серые глаза, проницательные и будто заглядывающие в самую душу, задающие один единственный вопрос, оседающий где-то глубоко внутри горечью – с кем ты танцевал, Томас? Действительно ли с ней…?

…и он не мог дать ответа на этот вопрос.

«Занятно» - его плечи дрогнули в едва слышном смехе. Обижаться на слова Метелоны Томас и не подумал, а исправить свою оплошность с танцем ещё не было поздно. Поэтому, он лишь повернул голову, сверкнув печальной насмешкой глубоко в зелёных глазах, выдохнул с лёгким кивком:
- Вам тоже приятного вечера, мисс Листен.

И, наконец, удалился туда, где был нужен.
На полпути к своей цели, едва подняв взгляд, Томас в лёгком удивлении изогнул бровь, обнаружив, что его спутница уже находится в гордом одиночестве. А куда успело смыться это черноволосое недоразумение? Он буквально на несколько секунд отвлекся, а от первокурсника к тому моменту уже и след простыл. Чудеса, да и только.
Впрочем, Мортемера подобное открытие ни капли не расстроило, наоборот лишь успокоило. Наконец-то глаза перестанет мозолить, а то хуже чернильной кляксы на чисто белом листе бумаги, ей Богу.

Энже, продолжавшая с тихим восторгом рассматривать ледяной подарок, стояла там же, где Томас её и оставил, – кажется, она даже не заметила его ухода. С одной стороны это юношу в какой-то степени обнадёжило – на него не будут дуться лишний раз, он ведь обещал ни на шаг не отходить от своей спутницы, а с другой стороны… это задевало. Самую малость. Но задевало

Что же это получается, уже и собственный спутник на фоне этой льдистой розы утратил свою значимость, перестав быть нужным…?

Но юноша быстро вытрусил из своего сознания подобные мысли. Обида – это последнее чувство, которому он хотел бы предаваться этим вечером. Да и тем более…
Разве на столь прелестную девушку возможно обижаться?

Он замер, не доходя до Энже буквально нескольких шагов, и его губы дрогнули в едва слышном выдохе, полном тихого восхищения. О, эта роза несравненно шла девушке - в её волосах она засверкала по-особенному красиво, придавая образу цветочной королевы нотку зимнего изящества. Облик Энже даже зазвучал совсем по-иному, как будто в весеннюю симфонию закрался льдистый перезвон снежной сонаты. Хотя, казалось бы, поменялась лишь одна единственная деталь…
На лучистый смех девушки, закружившейся вокруг своей оси, чтобы спутник вдоволь ей налюбовался, Томас не смог не ответить полуулыбкой – растроганной и неуловимо ласковой. Ещё полчаса назад эта девушка карала со строгой королевской надменностью, а теперь веселилась, как дитя, рождённое в солнечной колыбели. Ну вот как тут можно не очароваться? В этом даже проскальзывало что-то неуловимо родное, будто и этот смех он уже где-то слышал, и видел эту по-детски невинную капризность… И она ещё смеет спрашивать, идёт ли ей…?

- Безумно идёт, мисс Энже, - с по-доброму тихим смешком ответил юноша, не сводя с девушки заметно потеплевшего взгляда, откровенно ей любуясь. Удивительно для Томаса, верно? Но он же не совершает этим преступление. Да и тем более, женщинам нравится чужое восхищение, так что…

Пусть смотрит. И пусть видит, и этот трепетный отголосок совсем юношеского восторга, и восхищение уже зрелой личности, знающей цену чужой красоте – всё то очарование, что предназначалось лишь ей одной. И никому более.
Когда Томас, наконец, находит в себе смелость преодолеть охватившую его робость и последние шаги, отделявшие его от Энже, та неожиданно полностью разворачивается к нему, чтобы обрадовать Мортемера намерением наградить его ещё одним комплиментом.

…и вот что вы ему прикажете делать? Ему, человеку, которого жизнь совсем не баловала приятными словами?
С обречённым вздохом Томас возвёл глаза к потолку за неимением открытого неба, как бы спрашивая у Вселенной «Ну вот чем я заслужил подобные почести?», и почти простонал с чувством, близким к отчаянию:
- Мисс Энже, ради Бога, избавьте меня от потребности чувствовать себя неловко…

Но девушка была настроена серьёзно. А серьёзно настроенной женщине чёрт что противопоставишь.
Поэтому Томасу ничего не оставалось, кроме как смириться со своей участью и покорно принять комплимент… как неожиданно он заметил, что взгляд Энже направлен куда-то в район его ног. Юноша, изогнув непонимающе бровь, сразу же взглянул вниз, - ну ведь любому же станет интересно, что такого занимательного собеседник разглядел в его ногах, - и тут же понял причину столь странной заинтересованности.

Около удивлённого Томаса, старательно пытаясь привлечь к себе внимание, на одном месте прыгал белый кролик. Мортемер даже не сразу понял, что же удивило его больше – сам факт наличия подобной живности в зале, или его неестественная для обычных кроликов круглая форма. В любом случае всё это разом перечеркнула одна единственная деталь, что была замечена Томасом при более внимательном рассмотрении зверька – свёрнутая записка, зажатая между его лапок. Послание? Ему?

«Хм, и когда это заместо почтовых голубей и сов стало модным использовать кроликов?»
С неразборчивым фырканьем юноша присел на корточки перед кроликом и, забрав у того записку, сразу же распрямился, разворачивая выдранный из блокнота лист и начиная вчитываться в его содержимое…

Дальше двух первых слов Томас читать не стал. Он медленно опустил руки, отводя взгляд прочь от чужого послания, вот ещё в зелёных глазах резко начинает трескаться лёд океана, омывающего Антарктику… а затем с совершенно невозмутимым выражением лица юноша безжалостно разрывает записку пополам. Потом ещё раз. И ещё раз, и так до тех пор, пока в кулаке не остаются зажаты лишь мелкие кусочки разорванной бумаги.

Использовать его имя, как средство для насмехательств – это было для Томаса хуже всякого оскорбления. Его имя, его фамилия - это то немногое, что осталось ему от умерших родителей. Это его наследие, наследие матери и отца, память его древнего рода, которое он охранял с рьяностью одичалого волка. Для кого-то имя и фамилия не значили совершенно ничего, так, лишь собрание букв, но для Томаса они были… всем. И любой, кто раз извратил их, второй, третий, на четвёртый попросту переставал существовать для юноши, как личность и человек, которого стоило воспринимать всерьёз.
В тот самый момент, как юноша по столь вопиюще фамильярной манере обращения признал в авторе послания Маилза, всё желание читать записку дальше отпало само собой. А сам первокурсник единомоментно прекратил для Томаса своё существование.

Юноша в своей ледяной, как зимняя вьюга, злости, не испытал ни малейших сожалений о том, что содержимое записки так и осталось для него тайной. Он всё равно не думал, что такой человек, как Кейн, мог сказать ему хоть что-то сколько-нибудь путное. Какую-нибудь гадость – легко. Но не нечто действительно важное.

Три широких и уверенных шага вправо, щелчок снятой щеколды – и одно из окон зала распахивается настежь, впуская в помещение свежий ветер со снегом. Томас подходит к нему вплотную, заносит назад руку с бывшей запиской и с наслаждением запускает её в темноту ночи, позволяя ледяным потокам воздуха унести ненужные обрывки туда, где нет ни людей, ни животных – лишь только бесконечная ледяная стужа по-жестокому холодного севера.

Пока Маилз не научится нормально проговаривать полное имя Томаса, Мортемер отказывается его воспринимать. И идти на контакт – тоже. Перебьётся. Тратить свои нервы на таких людей юноша не желал совершенно, у него и без них было достаточно поводов изводить себя.

Как только бумага растворилась без следа в снегопаде, юноша с чувством выполненного долга закрыл окно обратно. А затем перевёл взгляд вниз, чтобы удостовериться – здесь ли ещё кролик? Здесь…
Глубокий свистящий вдох, в котором будто эхом отразился вой злой метели, прозвучал подобно смертному приговору. С каждым новым шагом, что медленно, но неумолимо сокращал расстояние между Томасом и посланцем Маилза, последний всё сильнее начинал трястись от стойкого ощущения неизбежной опасности, припадая к полу в бессмысленном поиске укрытия от чужого вымораживающего взора. Юноша надвигался на кролика с неотвратимостью жестокой зимы, хоронящей под собой всякую надежду на выживание – его взгляд пронзал насквозь остротой сосулек, чья жестокость может сравниться с жестокостью железного клинка.

Когда Томас останавливается в считанных сантиметрах от зверька, тот замирает, будто перед ним оказался не человек, а огромный белый питон. Он находит в себе мужество поднять мордочку не сразу, лишь спустя время он несмело устремляет на юношу свои огромные испуганные глаза. Будто прося о помиловании…
Но Томас лишь холодно-равнодушно изгибает бровь в ответ на полные страха глаза. А затем резко, не оставляя времени на спасительные раздумья, ударяет ногой по полу – и этот удар действует на кролика, подобно выстрелу из охотничьего ружья. Уже через мгновение он срывается с места, несясь во всю прыть обратно к своему хозяину, а Томас, наблюдая эту картину, позволяет себе коротко усмехнуться. Пусть несётся, пусть доложит, на что именно Маилз нарвался в своём желании то ли помочь, то ли просто сыграть на чужой слабости – чёрт его знает…

Когда кролик стремительно скрылся в неизвестном направлении, Томас медленно распрямился, делая глубокий вдох и выдох, чтобы успокоить снежный буран, поднявшийся из самых тёмных глубин его души. Ему приходится потратить несколько секунд на то, чтобы прийти в себя, но уже через мгновение в его лице не было и намёка прежнюю холодную беспощадность – хмурая морщинка между бровями сама собой разгладилась, а глаза вновь были полны спокойствия и почти что безмятежности.

- На чём мы остановились…? – он развернулся полностью к Энже, интересуясь о теме их беседы с завидной невозмутимостью, будто за эту минуту не произошло совершенно ничего необычного. Улыбнулся уголками губ, тем самым прося не обращать внимания на только что произошедшее досадное недоразумение.
И обратился в слух, внимательно слушая то, что девушка хотела ему сказать.

…воздух из его груди на очередном вдохе выбило как-то резко и неожиданно. Ещё разум не успел полностью осмыслить сказанные Энже слова, а сердце в клетке рёбер уже пропустило удар, обрывая дыхание, пронзая грудь насквозь, подобно пуле навылет – также неотвратимо и безжалостно. Эти слова, эта фраза, будто эхом отражённая из прошлого - этого… не может быть. Просто… не может. Он помнил лишь одного единственного человека, кто мог назвать его именно так, но… Господи, это же невозможно.


- Снежный принц, - она смеялась в тот момент, когда произносила эти слова. Её смех, ласковый, как весенний ручеёк, переливался и искрился, подобно капельке бриллиантовой росы на солнечном свету – одним голосом она могла выразить столько эмоций, сколько невозможно было поместить даже в тысяче слов. Тогда он слышал, как её звонкое сопрано лучится игривым, по-доброму ласковым весельем, странной, неведомой им доселе нежностью, теплотой, которую ранее он не слышал ни от кого и никогда… Было ещё много чувств, много полуинтонаций и намёков, но тогда он не смог и половины из них разобрать – кто знает, может побоялся или не захотел, или просто был так ошарашен неожиданным сравнением, что сил на разбор чужих чувственных хитросплетений у него уже не осталось...

Она не дала ему и секунды на то, чтобы собраться.

- Такой же сильный и морозно гордый, - тонкие пальчики тут же вплелись в его идеально уложенные снежно-белые волосы, взъерошивая, заставляя недовольно фыркнуть. И она не удержалась, рассмеялась на его реакцию ласково и певуче, чтобы потом, успокоившись, шепнуть тихо и едва слышно. – Если бы ты только позволил растопить своё сердце…



Когда холодный ум вступает в борьбу с огненными эмоциями, голова становится полем битвы, а разум превращается в безумие. Рациональное сознание не верило. Сердце захлёбывалось от нахлынувших чувств. Мозг кричал – это не правда. А душа шептала – нет же, приглядись…
Приглядись.


Глаза спустя мгновения расширились сами собой, и только это выдало с головой всю ту бурю эмоций, которую так неосторожно всколыхнули в Томасе слова Энже. Энже ли?
И осознание, яркое, неотвратимое, ударило его по голове обухом.

…Боже мой, чем больше Томас вглядывался в стоящую напротив него девушку, тем ошеломлённее звучали посыпавшиеся один за другим вопросы – куда он только смотрел? Как он мог смотреть и не видеть? А если и видел, то… не замечал? Не хотел замечать?
Всё то, что раньше ускользало от его взгляда, как озорной солнечный зайчик, теперь он видел отчётливо и ясно – и отблеск солнца в светлых волосах, и ласковую нежность весны, скрывавшуюся там, за серым льдистым туманом, и особенное едва заметное пожимание изящных плеч. Он был готов дать голову на отсечение, не каждый второй магисмовец имел в привычках так пожимать плечами в ситуациях, где слов было или слишком мало, или слишком много.

О стихии, если это правда, если я вдруг не сошёл с ума и разум мой всё ещё ясен… что я должен делать? Как мне поступить…?

Вселенная столь редко отвечала на его вопросы, что сейчас он и не надеялся получить ответ. Но…
Возвещение о белом вальсе застало их обоих врасплох. Взоры и девушки, и парня разом обратились в сторону короля бала, оба – изумлённые, неверящие. Знал ли Эрик, что именно он сейчас сотворил, было ли это простой королевской прихотью, или вправду вселенским проведением…?

Если… - Томас устремил смятённый взгляд на свою спутницу, сразу же чувствуя, как от чужой шальной и радостной улыбки сердце вновь начало сбоить. – Если она выберет меня…

Она не даёт ему докончить мысль. Она делает свой выбор.
…и в этот же момент Томас чувствует, как в нём открывается второе дыхание. Ему кажется, что до этого момента он не дышал вовсе, что лёгкие его замерли, скованные льдом страха – а что если вдруг? Но проведение к нему сегодня на изумление милосердно, от того новый вдох чудится ему невероятно сладким и упоительным, таким, как если бы он заново родился. Она сделала свой выбор.

- Томас, мисс Энже, - эта фраза сама собой срывается с его губ, ещё не успевает юноша её до конца обдумать. Ему было несомненно приятно, что к нему обратились с таким вежливым почтением, но звучание его собственной фамилии из уст его спутницы сейчас резануло по слуху, как наждачной бумагой. Это было неправильно. Его фамилия в исполнении стоящей напротив девушки, ещё и с «мистером» в начале – это неправильно. Так быть не должно, почему, он не понимал сам, но просто не должно.

Просто Томас. Вы не представляете, какая эта честь для меня – танцевать с вами. Я с превеликой радостью подарю вам ещё один танец.

Он сделал свой выбор.
Если небо решило дать ему второй шанс, что ж… в этот раз Томас будет умнее и не станет упускать его. Если всё происходящее с ними - правда, и рассудок не решил спешно покинуть его, он сделает всё, что возможно и невозможно, чтобы в этот раз ему не о чем было сожалеть.
Удержит. Не даст уйти. Если не он, то кто ещё потом остановит её снова?

- Но… со мной, а не…

Она не договаривает. Но Томасу вполне хватает этих нескольких слов, чтобы обо всём догадаться. Ему тут же хочется рассмеяться, ласково и благосклонно, на столь очаровательное нежелание быть не одной единственной для него, но юноша лишь позволяет себе совсем тихую улыбку, притаившуюся в самых уголках губ. Он всё понимает, всё знает. И теперь не уйдёт.

Ведь теперь его грёзы стали частью настоящей реальности.

Одно движение протянутой руки, и его холодные пальцы тут же накрывает тепло нежной девичьей ладони. Томас уже делает шаг для того, чтобы вновь утянуть Энже в вихрь нового танца, но…
Посчитав, что пока что с Моретмера достаточно хорошего, вселенная решила милостиво напомнить парню, что расслабляться в присутствии закадычных врагов – это непозволительная для него роскошь.

Он мог бы и вполне не заметить уготованного стараниями одного не в меру активного выпускника сюрприза. Но, тем не менее, какой-то чёрт его всё-таки дёрнул посмотреть в сторону иллюзии зимнего леса. И зачем только, а…?
За что провидение его так сильно «любит», что чуть ли не каждый второй неуважающий себя маг не упускает возможности над ним поиздеваться?
Это уже было даже не смешно. Это было очень грустно.

«Вот и будь после этого добрым к людям, да чтоб ещё хоть раз в жизни…»

А ведь и вправду, он вроде бы ничем сегодня так крупно Эрику не насолил, был вежливым и чертовски тактичным, да Смерть его возьми, даже комплимент сделал! И не один. Вот что этому гаду нужно было ещё для полного счастья, а? Чтобы Томас ему лезгинку станцевал, что ли? А не пошёл ли он… кхм. Мортемер итак вёл себя сегодня на удивление образцово, но что он на это получил взамен, спрашивается?
Самого себя в возмутительно дурацкой шляпе, в которой он выглядел отвратительно нелепо?

В горле задрожал тяжёлый вздох, с намёком на еле слышное рычание.
«Где вообще эта потерявшая всякий страх сволочь…?» - юноша холодно прищурил глаза, пронзая взглядом толпу людей, выискивая взглядом Эрика и вскоре находя его, поспешно удаляющегося с места преступления под руку с Дианорой. Томас аж чуть не подавился изумлённым смехом. – «Ах, сделал пакость и бежать, да? Nothus homo…»
Привычка ругаться на латинском никуда от Томаса не делась.

Чёрт возьми, так и хотелось что-нибудь и/или кому-нибудь сломать, чтобы восстановить справедливость. Хотелось пойти и ласково открутить Эрику голову, чтобы ему больше нечем было придумывать подобные «гениальнейшие» шутки. Сделать хотелось вообще много чего, одна версия изощрённее другой, как говорится.

Но одно единственное лёгкое сжатие тёплых пальцев в его руке…
Один единственный взгляд в серые глаза, в которых он так часто находил поддержку и понимание.

И тут же и злость, и ярость, и желание немедленного возмездия тухнут сами собой, как тухнет огонь, попавший в безвоздушный вакуум. А по уже губам скользит ироничная улыбка - устраивать склоку на глазах у стольких людей? Устраивать конфликт… у неё на глазах?

Он, конечно же, не был намерен так просто отпускать Эрика после того, что тот сотворил. У него никогда не было в привычках столь легко прощать оскорбления в его адрес. Но последнее, что будет делать Томас, это оскорблять самого себя – прилюдной ссорой, которая могла привести к чему угодно, он себе чести совершенно точно не сделает. Тем более у неё на виду.
…счастье ди Таэ, что они не одни. Так бы Томас с удовольствием популярно и с наглядными примерами объяснил ему, чем чреваты издевательства над ни в чём неповинными аристократами.

Как только юноша ловит взгляд опасливо обернувшегося Эрика, проверяющего, видимо, нет ли за ним хвоста, Мортемер не перестаёт улыбаться. Только вот улыбка его незаметно приобретает неуловимо угрожающее выражение, превращая его улыбку в нечто близкое к волчьему оскалу, а в заледеневших глазах отчётливо читается лишь одно: «Я тебя запомнил, Эрик, запомнил и красным маркером обвёл. Вот только попадись мне в безлюдном коридоре замка, я тебя не убью, но пожалеть, что ты вообще на этот свет родился, заставлю».

И только после того, как ди Таэ окончательно осознаёт, на что он подписался, Томас отворачивается, пока что милостиво позволяя выпускнику пожить ещё немного на этой бренной земле спокойно. Ему не было больно, его не тревожила злоба – всё гасло во всепоглощающем тепле находящейся напротив души, в глубину которой он взглянул сквозь зеркало серых глаз.

Эта девушка… кто бы мог подумать?
- Энже… я могу вас так назвать? Всего один раз, - юноша тут же чуть виновато улыбается, будто прося извинить ему эту мимолётную дерзость, пока он медленно и осторожно утягивал спутницу вглубь зала. Томас шёл спиной вперёд, не боясь упасть, не сводя внимательного взгляда с лица девушки, не выпускал её руки. Ему тоже было что сказать ей.

- Энже, меня нельзя назвать мастером красивых комплиментов, в моей жизни почти не было людей, кто удостаивался от меня действительно хороших слов. Но… мисс Энже, вы и представить себе не можете, как я благодарен судьбе за то, что она свела меня вместе с вами. Вы невероятная и удивительная девушка, в вас столько же тайн, сколько звёзд в ночном небе, и этим вы очаровываете. Я знаю, сейчас вам тяжело – ведь ночь как полна чарующих загадок, также она полна и опасностей, которых совсем не разглядишь в её мгле. Вы потерялись, там, в темноте, и пока не можете выбраться из неё. Но… уже скоро взойдёт солнце. Скоро наступит новый рассвет, и при свете новорождённого дня вы найдёте то, что когда-то потеряли.

А пока что… мисс Энже, я буду для вас светом фонаря, который прогонит полуночные тени и выведет вас обратно домой.
Он не произносит этого вслух. Зачем, когда взгляд, в котором своё отражение находит душа, говорит лучше всяких слов...?

---
It's nice!
You really think that I care?
Эрик ди Таэ
Выпускник
Магнуса
Эрик ди Таэ
Откуда: Россия
Всего сообщений: 450
Ссылка


Дата регистрации на форуме:
27 авг. 2014
Взгляд Томас, направленный сначала на иллюзию, а потом и самого Эрика был... странным, а улыбка, больше похожая на оскал, обещала все мыслимые и немыслимые беды. Обиделся что ли?.. Немного растерянно подумал Эрик. В том, что Томасу это не очень понравится, он не сомневался, но не настолько же. Да ладно, подумаешь пошутил немного, и выбросил этот эпизод из головы, зря, конечно. Творя иллюзию Эрик не учел разницу в их с Томасом воспитании, мировоззрении и вообще отношении к окружающему миру и поступкам окружающих. Сам Эрик, сотвори кто подобную шутку с ним, всерьез бы не обиделся, посмеялся вместе с шутником, может сделал невинную мелкую гадость и забыл или просто посмеялся и забыл. Ему и в голову не могло придти, что Мортемер воспримет небольшую беззлобную шутку как издевательство или того пуще оскорбление. И со спокойной совестью танцевал с Дианорой, весело улыбался, поддерживал легкую ничего не значащую беседу.
- Слышал погодники обещали снежную зиму, можно будет лепить снеговиков или построить около замка снежную крепость и устроить войнушку. Ты давно играла в снежки? - вообще в его воображении Дианора не очень ассоциировалась с беготней по снегу и бросающаяся снежками, но можно же иногда и повеселиться, не оглядываясь на то, что ты серьезный профессор и завуч, - а в Виархолле на новый год наверное будет елка и ярмарка.
Последний танец закончился, невидимый оркестр тихо наигрывал что-то нейтрально-мелодичное. Эрик проводил Дианору обратно и снова обратился к гостям, обращая внимание на уже приготовленную Тесией волшебную доску для голосования.
- Наш праздник подходит концу, у вас есть еще немного времени, чтобы досказать комплименты, додарить подарки и просто поговорить. А еще, не забудьте проголосовать за короля и королеву сегодняшнего бала, - Эрик поправил собственную корону и слегка поклонился Тесии, благодаря за помощь. Прикоснулся к доске, отдавая свой голос за... одну из пар и отошел в сторону, присел на один из стульев с бокал чего-то, толком даже не посмотрел что за напиток он взял. Да, устал сегодня, вести бал практически в одиночку оказалось не так просто, хорошо хоть Тесия помогла с идеей конкурсов, составила голосование да и вообще моральная поддержка не менее важна. За окном уже была ночь, на небе загорелись яркие звезды и луна, в зале же было тепло, светло и несмотря на большое помещение зала удивительно уютно.



Голосуем в соседней теме и прошу поактивнее, совсем скоро бал закрываю.
Dianora
Преподаватель
Завуч. Предмет - ЗОТИ
Председатель совета университета
Dianora
Всего сообщений: 432
Ссылка


Дата регистрации на форуме:
23 июня 2015
Дарвэн подарил Дианоре плетение сна, и преподавательница, коснувшись его рукой, ощутила, что цветок растворяется в ней...
- Благодарю, Дарвэн! Я тебе обязательно расскажу, если цветок сработает, - улыбнулась Дианора.
После эльф поздравил их сТесей, и волшебница с улыбкой сказала ему "Спасибо".
Объявив белый танец, Эрик был все же чем-то занят, но услышав слова преподавательницы, улыбнулся и тут же принял приглашение.
Король бала подал Дианоре руку и повел ее в центр зала, оглядываясь назад. Волшебница, проследив его взгляд, увидела лицо Томаса, которое, как ей показалось, побледнело, а сам студент уставился на иллюзию... Томас в шляпе?
Дианора взглянула туда же всего на пару секунд и чуть не врезалась в кого-то из присутствующих, ухватившись за локоть Эрика второй рукой и машинально принося извинения.
Она снова посмотрела на иллюзию, но на этот раз ничего подобного не увидела и решила что ей, должно быть, показалось.
Впрочем... загадочная улыбка Эрика говорила об обратном. Между тем, он сам решил поговорить на отвлеченную тему:
- Слышал погодники обещали снежную зиму, можно будет лепить снеговиков или построить около замка снежную крепость и устроить войнушку. Ты давно играла в снежки?
Дианора прикусила губу. Став преподавательницей, а потом и завучем, она гораздо больше времени проводила в пыльных кабинетах, чем на свежем воздухе... Впрочем, прошлой зимой ори играли в снежки, кажется, нс Масленицу...
- Пожалуй, что и редко доводится. В прошлый раз на Масленицу играли, но это скорее исключение, чем правило... Знаешь, Эрик, я иногда скучаю по тем временам, когда мы были студентами, наивными и бесстрашными, - посмотрела она ему в глаза, - впрочем, я думаю, что если не будет каких-то серьезных дел, я и поиграю в снежки.
- А в Виархолле на новый год наверное будет елка и ярмарка, - продолжал выпускник.
- Ты поедешь? Или, если точнее, полетишь? - поинтересовалась волшебница. Волшебный поезд до Виархолла пока так и оставался только в планах.
Танец завершился, и, присев в реверансе, Дианора поблагодарила выпускника:
- Спасибо за танец. Эрик, бал сегодня получился очень ярким! Ты большой молодец!
Они подошли обратно к столиками угощениями, и Эрик предложил присутствующим проголосовать за короля и королеву. Дианора задумалась, кому же отдать свой голос, но в итоге решила, кому, и прикоснулась к доске.
Эрик ди Таэ
Выпускник
Магнуса
Эрик ди Таэ
Откуда: Россия
Всего сообщений: 450
Ссылка


Дата регистрации на форуме:
27 авг. 2014
- ...Знаешь, Эрик, я иногда скучаю по тем временам, когда мы были студентами, наивными и бесстрашными, - ответила Дианора, взгляд у нее стал внимательный и как будто чуть-чуть грустный, но она тут же улыбнулась и ответила, что возможно поиграет в снежки, если не будет серьезных дел. Даа, как-то быстро закончилась учеба. Отчасти поэтому, из нежелания быть серьезным, ответственным и с кучей важных дел, Эрик и отказывался от должности преподавателя. Не то что бы не мог, при желании получилось бы наверное, просто не хотелось. Руководить клубом все аки было проще, а должность библиотекаря вообще была по большей части формальной. Филин Совьеч, библиотечный, прекрасно справлялся и сам, уже не первый десяток лет обитал в замковой библиотеке, знал наизусть каждую книжку и свиток и умел призвать к порядку студентов, а выпускника привлекал в редких случаях, когда нужно было что-то сделать руками, еще изредка просто из вредности и желания пообщаться.
- В город? Да, хотелось бы слетать, посмотреть на праздник, заодно в пару магазинов зайти да и просто для разнообразия жизни, - постоянно жить в замке тоже надоедает, охота иной раз ненадолго сменить обстановку.
- Спасибо за танец. Эрик, бал сегодня получился очень ярким! Ты большой молодец!
- Спасибо, - ему и правда было очень приятно, что все задуманное получилось и праздник понравился гостям.

- По традиции в заключении праздника объявляю короля и королеву бала. Основная борьба произошла между двумя парами и с отрывом всего в один голос побеждает... Томас МОртемер и Энже. Поздравляю! - Эрик тоже голосовал за них, но честно был немного удивлен, что в итоге королем бала выбрали Томаса. Ну посмотрим как он справится с ролью короля, аристократы вроде как должны посещать такие мероприятия едва ли не с детства и знать как их устраивать.
Пока Эрик размышлял, на головы Томаса и Энже опустились две короны.
Майя
Студент университета
Ф-т Сайрес
Майя
Всего сообщений: 11
Ссылка


Дата регистрации на форуме:
22 июля 2017
Всех диковинных угощений и фруктов на столах было и не сосчитать и уж точно не попробовать. Стоило Майе потянуться за желтым рулетиком, как Ян тихонько пихнул ее. Она повернулась, недовольно хмуря брови, но тут же сменила гнев на милость.
-Что?
- Май, ты же хотела драконов увидеть? - заговорил ее спутник и она утвердительно кивнула. -Вот смотри, видишь того студента в белом? Вон, у той стены, видишь? Его зовут Авест, и он наш большой друг, надёжный товарищ. И он дракон. – по мере продолжения глаза девушки расширялись от удивления. Она перевела взгляд с указанного Яном направления на него самого.
-Что?!?! Правда? – она снова посмотрела на указанного студента и на всякий случай обвела взглядом весь зал. Да, в белом только он. Майя попробовала заглянуть тому за спину в поиске признаков каких-нибудь, вроде лишних конечностей (к примеру, хвоста) или чешуи. Пробормотав:
-Ну совсем как человек.. – обратилась снова к своему другу: -А кожа у него теплая? Жесткая?
Стоя в стороне, девушка со сверкающими глазами смотрела, как Ян выбирал подарок ей и себе.
-Ой, спасибо! Ты выбрал самую красивую! – она радостно улыбнулась другу и обратилось к Аэлле:
-Это невероятно красиво! Спасибо за столь чудесный подарок! – Майя бережно прижала сферу с перетекающими по орбитам планетами от любого колебания и потом снова оторвала от себя, чтоб полюбоваться неожиданным подарком.
-О, ты выбрал меня, здорово! – она захлопала в ладоши. – Бабочка? Почему бабочка? – хохоча спросила Майя, хотя, конечно же, это ей польстило даже без объяснений.
- Спасибо, - она смущенно зарделась, - Какой красивый комплимент, мне нравится! – она рассмеялась.
-А я считаю, что ты такой же особенный и загадочный, как снежинка. И такой же легкий и приятный – девушка совсем смутилась и последние слова договаривала почти шепотом.
- Майя, поздравляю с успешным завершением первого семестра. – поздравление мисс Листен было неожиданным и приятным.
-Благодарю за поздравление, просто Вы - прекрасный учитель! Приятного вечера! – девушка кивнула с улыбкой и услышала голос Эрика, объявлявшего белый танец. Чудесно – решила она и повернулась к Яну.
-Теперь моя очередь, - подытожила, - Ты не откажешь мне в удовольствии потанцевать с тобой снова? – Майя игриво прищурила один глаз.

---
Тяжело в учении - легко в гробу
Ян Тин Сиран
Студент университета
Префект Сайреса
Ян Тин Сиран
Откуда: Якутия, Россия
Всего сообщений: 387
Ссылка


Дата регистрации на форуме:
9 окт. 2016
От комплемента Майя засмущалась и слегка покраснела. Ян было испугался, что он сказал что-то не то, но тут девушка засмеялась и сказала, что комплемент ей очень понравился.
- А я считаю, - - продолжила она игру в комплименты, - - что ты такой же особенный и загадочный, как снежинка.
Ян бросил удивленный взгляд на Майю. Особенный? Загадочный?.. Ну и ну. Почему?
- Спасибо, Майя. - поблагодарил он смущенную уже своим комплиментом девушку. - У тебя очень добрые и тёплые слова - улыбнулся он.


- Карта? - переспросила мисс Листен, задумываясь. Студент замер на мгновение - разрешат или нет?
- Да, конечно, слетайте. я к сожалению, наверное не смогу, надеюсь на ваше благоразумие. -
"Эх, здорово! " чуть не заголосил Ян в душе от радости.
Еще бы, они все таки смогут полететь в Виархолл, хей-ей! Им разрешили!
- Аха, хорошо мисс Листен, мы будем осторожны. Спасибо вам, мисс Листен, большое! - поблагодарил он весело, и когда мисс Листен повернулась к Дарвэну, приглашая его на танец, студент не удержался и раза три пристукнул об пол своими башмаками, после чего тут же отошёл в другое место, так что если кто и обернулся на странный стук, то ничего не увидел.
Ура, ура, они все таки полетят!
Под ногами промелькнуло что-то белое, напоминающее комок с ушами, но куда он делая, Ян не заметил.
Эрик тем временем объявил белый танец.
- Теперь моя очередь, - появилась перед ним улыбающаяся Майя.
- Ты не откажешь мне в удовольствии потанцевать с тобой снова? - чуть прищурила она весело один глаз, что придало ее взгляду какую то хитринку.
- Не, не откажу, конечно. - улыбнулся студент, чуть поклонился, принимая ее предложение и пара вновь закружилась в танце.
Завершая первый круг вокруг зала, Ян не выдержал и задал Майи мучивший его вопрос:
- Май, а почему все таки " загадочный"-то? -
Студентка засмеялась. Ян некоторое время просто смотрел на неё, не забывая вести танец, но потом тоже рассмеялся:
- Не, ну в самом деле, почему? Я же ведь вроде всегда на виду, нигде не скрываюсь, солнце люблю. - продолжил он со смехом. - Почему же загадочный-то?
Девушка отвела глаза в сторону, смеясь, но ничего не ответила.
"Ну и ладно." подумал Ян с лёгкой досадой. "Потом у Эрика спрошу почему. Или у Теси. " решил он.
Музыка переливается, взлетает то вверх, то вниз, неся танцующие пары как бурный поток по весне.
И сами пары напоминали несущиеся по волнам лодки - куда музыка, туда и они, лёгкие, невесомые...
Вечер подходил к концу, как и праздник. За окнами вечер уже переходил в ночь, за горами отгорал последний отстаёт заката.
"Пора." - подумал Ян, и когда они, вальсируя, поравнялись со скамейками, чуть прищекнул пальцами, выщелкивая маленькие искры.
Припрятанная коробочка между скамейками тут же лопнула с лёгким треском и на танцующие пары посыпался снег - белый, серебристый, местами голубоватый и сияющий в лучах света.
Касаясь пола , он тут же пропадал без следа, но оседал на одежде и головах присутствующих. Хотя не таял.


- С Новым годом! -
Когда же танец закончился, все ребята с интересом ждали, кто же станет Королём и Королевой следующего Бала.
И ко всеобщему удивлению, победил Томас и мисс Энжи. На их головы опустились красивые короны.
Ян улыбнулся. А он знал, что так и будет! Да, вот честно.

(Все действия были согласованы с игроком)
Тесия Нэтари
Преподаватель
Декан Бертрайма
Тесия Нэтари
Всего сообщений: 377
Ссылка


Дата регистрации на форуме:
28 мар. 2016
К радости Тесии, Майлз принял приглашение, только сначала надел перчатки, и только когда он взял девушку за руку, та поняла, почему - через ткань ощущался лёгкий холодок. Всё-таки и правда этот студент был весьма необычным, но всё равно - это холод уж точно был не важен по сравнению с теплом души.
Второй танец прошёл удивительно быстро, и вот уже Эрик объявлял короля и королеву.
- Ого, - вслух удивилась Тесия. - Надо же! Ну думаю, что следующий бал будет определённо очень интересным! - девушка не удержалась от улыбки, а тем временем на присутствующих посыпался снежок - совсем не холодный, зато очень красивый, переливающимся. Оглянувшись, Тесия поняла, что это дело рук Яна. Умеет же позабавить! Эти волшебные снежинки даже с платья не хотелось отряхивать, и потому Тесия, продолжая улыбаться, так и направилась с таким своеобразным украшением на одежде и волосах вместе с остальными к выходу из зала.
Юми Тит Кайер
Студент университета
Ф-т Магнус
Юми Тит Кайер
Всего сообщений: 14
Ссылка


Дата регистрации на форуме:
29 нояб. 2017
Юми оглянулась и найдя Авеста поспешила к нему.
-Авест..У меня для тебя подарок! Прими пожалуйста! Он напоминает твою родину и тебя самого! Могу я пригласить тебя на танец?
И она церемониально сделала книксен. А глаза смеялись!
Танец доставил удовольствие! Зал завораживал. И в сочетании с музыкой и гармонию танцующих, блеск одежды и все так волшебно!
Она вспомнила горы на родине. Бездонное небо. По которому скучала. Дракон в нее встрепенулся! „Как улажу дела смотаюсь в горах. Хочу полетать!"-решила она, легко танцуя. А танец подходил к концу.

Прикрепленный файл (images10.jpg, 5523 байт, скачан: 1 раз)
---
Вантала
  Вперед>>Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 * 11
Хранители: Master, Метелона Листен
Печать

1 посетитель просмотрел эту тему за последние 15 минут
В том числе: 1 гость, 0 скрытых пользователей

Последние RSS

Самые активные 5 тем RSS


Время выполнения скрипта: 0.0435. Количество выполненных запросов: 20, время выполнения запросов 0.0143